Белуха
Белуха

Белуха
После публикации предыдущего номера приложения «Истоки», посвященного природному парку «Белуха», и г. Белуха как объекту Всемирного природного наследия, в редакцию поступила данная статья.

Многие путешественники отмечают, что вершина Белухи часто закрыта от наблюдателя туманом облаков. Лишь свет полуденного солнца разрывает белую пелену ледниковой испарины или сильный ветер уносит на северо-восток кудлатые сизые тучи. Непроницаемый туман времени скрыл древнее имя горы, а те имена, что остались доныне, утратили глубокий смысл, как все, что существует в эпоху утраченных смыслов. Остается надеяться, что это небольшое исследование придаст ясность значений фонетическим образам некоторых географических названий.

В науке о географических именах – топонимике - термин “ороним” означает название повышенных и пониженных мест. На Алтае насчитывается около 9 тысяч оронимов, среди них особенно привлекает внимание исследователя название высочайшей горы Южной Сибири – Белухи (4506 м).

Было бы наивностью предположить, что до публикации в 1836 г. результатов первого измерения высоты горы врачом Воскресенско-Колыванских заводов Фридрихом Геблером, Белуха была незнакома местному населению. Средневековый алтайский эпос «Маадай-Кара» содержит, по меньшей мере, три варианта ее названия: Кадын-Бажи, Юч Сюмер и Сюмер-Улом. В географической литературе впервые Белуха упомянута в обширном труде «Дневные записки г. обер-гиттенфервальтера Петра Шангина …», изданном в 1793 г. на немецком языке, а затем переведенном на русский. Шангин описывал Белуху по устным рассказам охотников и старателей Уймона.

Помимо эпических названий горы, письменно зафиксированы еще восемь имен, которые из-за редкого употребления можно считать не основными для нашей темы. Среди них Катун-Бажи (голова Катуни) Ак-су-рю (с белой водой), Уч-Айры (три разветвления), Уч-сюри (три шпиля или три сопки), Мус-дутау (ледяная гора), Катун-баш (вершина Катуни), Катунские столбы и Белуга (!?). Очевидно, что современный ороним “Белуха” возник в русской среде, но имеется множество примеров использования нерусских основ для образования новых географических названий на русской почве. В качестве примера использования иноязычной основы в русской топосистеме приведу название села Усть-Кокса – это неполная калька алтайского Кок суу оозы (устье синей (или зеленой) реки). В результате такого рода заимствований у позднейших топонимов складывается разновременность и разноязычность основ и аффиксов. Как показало исследование И.А. Воробьевой, это обычное явление, например, для русских названий рек Сибири, когда к иноязычной основе добавляется русский аффикс, такой как -ка, -ов, -ев, -иха, -уха и т.д. Таким образом, резонно предположить существование в орониме “Белуха” иноязычной основы. Выяснить ее принадлежность - задача исследования. В нашем случае мы имеем «икс»-язычную основу бел- и русский формант –уха.

Для начала проверим топооснову бел- на принадлежность к тюркским языкам, тем более, что одинаково звучащий термин бел содержится в оронимической номенклатуре алтайцев. Бел на Алтае обозначает широкий и низкий перевал в горах, а также сглаженную невысокую возвышенность; для сравнения: в азербайджанском языке бел - поясница, талия, позвоночный хребет; казахском - поясница, талия, а в южной части Казахстана и Средней Азии – широкий плоский перевал через горный хребет; в центральном, северном и восточном районах Казахстана – невысокая полого-удлиненная возвышенность без ясно выраженной подошвы и гребня типа увала; в каракалпакском - поясница, талия, горный перевал; киргизском - общее значение - горный хребет, перевал в форме седловины; ногайском - поясница, талия; тувинском - талия, поясница, склон горы у подножия; турецком dag beli, bel - перевал; хакасском пил - спина, поясница, талия, седловина и т.д. Термин бел входит в состав 18 тюркских топонимов Горного Алтая, знаком всем диалектам алтайского языка, современные опрошенные алтайцы формулируют значение термина следующим образом - это сглаженный спуск с горы с некрутым подъемом.

Как мы могли убедиться, алтайский термин бел неприложим к высочайшей вершине горной системы, а это требует углубления филологических изысканий, необходимо “копать” пласты языков дотюркской эпохи истории Алтая. Известный топонимист Э.М. Мурзаев по этому поводу пишет: “Чем больше мы изучаем гидронимику Центральной Азии и Южной Сибири, тем больше появляется доказательств наличия мощного материка, горизонта, не обьяснимого средствами языков обитающих здесь народов”. В последние десятилетия в топонимике Южной Сибири и Монголии все больше выявляются индоевропейские топонимические элементы. На Алтае индоевропейские элементы в географических названиях выделены такими крупными филологами, как И.А. Воробьева, А.П. Дульзон, А.В. Дмитриева и др.

Самое время задаться вопросом, а что по этому поводу говорят смежные науки антропология, археология, источниковедение? Антропологический облик населения Южной Сибири эпохи бронзы и раннего железа соответствовал европеоидному типу. Палеоевропеоидами были представители афанасьевской археологической культуры (III – начало II тыс. до н.э.), европеоидным было население тагарской культуры (VIII – III вв. до н.э.) и скифское население пазырыкской культуры (VII – II вв. до н.э.).

С Алтаем, по-видимому, связаны истоки индоиранской мифологии, помещавшей в центре мироздания горы Меру и Харайти с их постоянными спутниками Восточным океаном и озером Воурукаша. Мифологию индоиранцев унаследовало большинство индоевропейских народов, в том числе греки и скифы с их Рипейскими горами – реальной высокогорной страной, протянувшейся с запада на восток, и Белым островом владыки Скифии, упомянутым древнегреческим поэтом Алкеем. По мнению историка Р.Б. Исмагилова, в Северной Евразии имеется единственный район, безупречно соответствующий всему комплексу параметров священных гор и водоема арийцев и скифов. Он находится на стыке Южной Сибири и Центральной Азии, там, где Саяно-Алтайское нагорье с юга огибает озеро Байкал. Любой другой вариант локализации Рипейских гор (например, на Урале или Тянь-Шане) и Восточного моря встречает на своем пути множество непреодолимых препятствий.

Топонимические, археологические и источниковедческие предпосылки, которые представлены выше, обращают наше внимание к индоевропейскому языкознанию. Вполне резонно исследовать основу бел- при помощи словарей языков индоевропейской семьи. Индоевропейское bhel означает «белый», «блестеть» и «голова», для сравнения албанское ballё - лоб. К индоевропейскому bhel - блестеть (а в древнеиндийском bhala) восходит фригийское balin (царь), далее balin развивается в basileus – греческий титул царя. В греческой мифологии Balios – эпитет Юпитера и Balas – эпитет Диониса . Средневековый арабский путешественник Абу Абдаллах Ал-Хорезми, описывая свое пребывание в Индии, приводит титулы местных царей Балахрай, Балухра, а современные индийские историки считают, что Балхара арабских путешественников, очевидно, является искажением санскритского термина Валлабхараджа - господин раджей (т.е. царей). Примечательно, что в древней Индии существовал даже топоним с такой основой – это известный в I тысячелетии н.э. город Валабхи на полуострове Сураштра. Для нас представляет интерес то, что тюркское название реки Катунь, берущей начало с ледников г. Белухи, и первая половина алтайского названия этой горы – Кадын-Бажи - имеют одно и то же значение «госпожа», которое, возможно, было калькой более древнего индоевропейского топонима bhel (голова) или произведенного от него санскритского valabha (господин). Таким образом, индоевропейская основа бел-, которую мы находим в современном орониме “Белуха”, содержит значения главенства, царской титулатуры и одновременно цветовой эпитет «белый», усиливаемый действием глагольной формы «блестеть». Реконструируемое значение как нельзя лучше подходит географическому положению и внешнему облику этой мощной горы. На возможность индоевропейской этимологии топонима именно в этой части Алтая указывает определенный ранее А.П. Дульзоном индоевропейский гидроним “Ак-Кем” (белая река) - приток Катуни с истоком на Ак-Кемском леднике Белухи.

В русской топографической системе основа бел - сохранилась по трем причинам: во-первых, потому, что русский язык принадлежит индоевропейской семье языков, а близкий фонетический строй снизил вероятность отторжения иноязычного топонима в новой среде; во-вторых, русское население, с учетом снежного покрова горы, переосмыслило древнюю основу бел- в качестве русского прилагательного «белый», пример такого переосмысления имеется в Башкирии, где древний топоним Бала-Катай, происходящий от иранского Бала (верхний, высокий) понят как Белый Катай, где белый цвет выступает как некая философская субстанция, равнозначная понятию «добро» в противоположность черному цвету, ассоциируемому с понятием «зло», причем аналогичные представления присущи и алтайцам; в-третьих, русские, видимо, учитывали особое отношение алтайцев к Белухе, ведь и у древних славян бытовали представления о горе – прародительнице, сопоставимые с представлениями о горе Сумеру в Тибете. Алтайцы называли Белуху Сюмер-Улом, то есть Священная Гора, а в русском языке топоним “Белуха” употребляется в особых случаях, например, одна из башен Смоленского кремля именуется Белуха или Заалтарная, так как находится восточнее Преображенского собора Аврамиева монастыря.

А. ХУДОРАЖЕВ, студент 6 курса, исторический факультет Ростовского государственного университета

"Истоки" №3, 26 ноября 2002 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

e-mail:karaturek@mail.ru

8-913-696-0250 (мтс),
8-963-510-8554 (билайн),
8-963-512-5819 (WhatsApp) - Михаил

Скайп  karaturek

Наш канал Телеграм


Back to Top

2018 © Путешествия по Горному Алтаю